Пресса обо мне

Cтатья в онлайн-журнале «В Загранке» от 25.01.2011. Главный редактор Светлана Александрова Линс (Швейцария).


Игорь Щепетов (Igor Shchepetov) «Скрипичный  ключ  к  судьбе»


 Пресса обо мне

Новую страницу «Энциклопедии эмигранта» можно с полным правом определить как особенную по ряду причин. Это – первый мужской образ в галерее энциклопедии. Да еще какой! Когда я прочла историю нашего сегодняшнего героя – Игоря Щепетова, мое впечатление было примерно таковым: Маресьев от музыки и Ворошило от оркестра. А такое сочетание образов в одном человеке, согласитесь, не часто можно встретить и в его родном  жизненном  пространстве, а уже в эмиграции – тем паче.

Своим подходом к жизни и достижениями Игорь еще раз подтвердил известную истину о том, что «талант есть 99% усилий и 1% божьего дара». Я бы к этому еще добавила: не просто усилий, а осознанной и целенаправленной работы над собой, которая помогла Игорю не только самораскрыться творчески и профессионально, но и понять самого себя, взрастив как личность.

Есть еще одна примечательная особенность в истории эмигранта Игоря Щепетова. Он иммигрировал в Германию, страну своего физического появления на свет. И если факт его рождения в Германии оказался волей судьбы, то иммиграция  Игоря  – результат его  упорства и активных  действий.

Итак, с удовольствием предлагаю Вашему вниманию историю Игоря Щепетова.


Часть 1-я «Скрипач на … вырост»

Родился я в ГДР в 1974 году. Папа, будучи  офицером советской армии, служил  тогда в маленьком городке Juterbog, что относится теперь к федеральной земле Brandenburg. И первые 5 лет моей жизни прошли в военном городке (городка этого больше нет, после объединения Германии его снесли) Из моих  детских воспоминаний осталось немногое: красивый парк с озером и наш многоквартирный дом, в котором жили семьи офицеров.

Немецкий язык я иногда слышал, но не понимал, о чём идёт речь.  Восточные немцы в то время ещё говорили по-русски, при необходимости, мама также говорила по-английски. Но контактов с местными было немного – это и не поощрялось командованием. Даже ездить в другие города на экскурсии было запрещено, ездили тайком. Семьи военнослужащих общались, в основном, друг с другом.  Ну и телевизор у нас был, но, в 3-5 лет, он мало меня интересовал…


 Пресса обо мне

Фото:  Я в парке аттракционов (Германия)


В 1979 году наша семья вернулась в Россию, папа получил назначение в  Псков. Там я пошел в школу. Помню всех моих учителей. Все было довольно строго. Много предметов, много домашних заданий.

В 9 лет я переехал к бабушке в Белгород-Днестровский Одесской области. Там знакомая мамы преподавала в музыкальной школе и подкинула маме идею приобщить меня к музыке. Мы пришли на прослушивание в музыкальную школу, чтобы определить, есть ли у меня вообще музыкальные способности. Но там было так много незнакомых людей, что мне стало страшно, и  я….сбежал. Да, сказал, что «не хочу музыку» и потянул маму к выходу.

Но через несколько же дней сам опять завел разговор на эту тему. Мы пришли повторно, я спел известную детскую песенку «Пропала собака», повторил две ритмические задачи и был определен годным. Но ни о какой скрипке я не мечтал.  Вопрос «на каком инструменте я бы хотел играть», был для меня неожиданным. Я ответил первое, что пришло в голову: «Фортепиано». Но свободных мест на фортепиано не было, и мне предложили скрипку. Пришлось согласиться.

Мне купили маленькую скрипку (под мои детские руки, на инструментах в натуральную величину дети не учатся – это физически невозможно.), которую я впервые взял в руки в 10 лет,  достаточно поздно. С этого дня и до 16 лет у меня вовсе не было свободного времени. Надо сказать, скрипка – довольно сложный инструмент, с очень неестественной «вывернутой» постановкой рук. К ней надо «привыкать»…

Поначалу было трудно,и  меня, как и многих других, принуждали к занятиям родители. Но я довольно быстро стал «продвигаться» и, по мере того, как у меня больше получалось, увеличивался и мой собственный интерес. Плюс, конечно, заслуга преподавателя. Сумел заинтересовать, так сказать, увлечь. Да и мама всячески поддерживала и поощряла мою страсть к музыке. Она по натуре очень творческий человек (сама раньше пела в самодеятельности). У отца и моего деда тоже был хороший слух. Дед даже играл на балалайке и гитаре. Второй дед пел прекрасным баритоном. За первый год обучения в музыкальной школе я сделал неплохие успехи и продвинулся в игре на скрипке.

Через пару лет, вернувшись в Псков, где жили мои родители, я продолжил обучение музыке.  Очень хорошо помню моего преподавателя А.В.Чернявского, который до сих пор там живет и работает. Он дал мне неплохую техническую базу и нацелил стать профессиональным  музыкантом. Помню, что я с удовольствием тогда посещал музыкальную школу и просто ненавидел общеобразовательную – не хватало времени на нее. Последняя, как мне тогда казалось, отнимала кучу времени и мешала заниматься любимым делом.

Летом 1990 года я приехал на каникулы к бабушке на Украину и, неожиданно для самого себя, попал на консультацию-прослушивание в Одесское музыкальное училище к Д.В. Покрасу. Все та же мамина знакомая (прямо-таки, крестная мама ) предложила свозить меня в Одессу на прослушивание к ее давнему знакомому, который преподавал  в Одесском музыкальном училище. Но к нему лично я не попал, а сразу к заведующему отделом струнных инструментов,  Дмитрию Покрасу, который впоследствии сыграл решающую роль в моем становлении, как музыканта. Он стал моим любимым преподавателем в училище и консерватории, который фактически вложил в меня всю душу. А тогда, после консультации, он предложил мне поступать к нему в училище. До вступительных экзаменов оставался месяц. Тогда я это не планировал, так как еще даже не доучился один год в музыкальной школе. Но тем не менее принял его предложение, о чем никогда позже не жалел.

Д.Покрас был самым лучшим в училище: великолепный скрипач, действительно талантливый педагог и очень кoлоритная личность! Как настоящему одесситу, юмора ему было не занимать. Он принимал активное участие и в моей судьбе, и в моем взрослении, и в моем музыкальном развитии. Несколько лет подряд он был моим «вторым папой». Все из того, о чем мы  с ним говорили , четко помню до сих пор! Я тянулся к нему. Сейчас он работает в Аргентине. Мы все еще общаемся.

Одесса начала 90-х была все еще своеобразным и самобытным городом. К тому времени не вся интеллигенция успела уехать, и в училище безраздельно господствовала здоровая атмосфера творческой конкуренции. Ребята проводили по 6-7 часов с инструментами в руках, помимо остальных лекций, и свято верили в свое профессиональное будущее.

Время, правда, было очень тяжелое и неопределенное. После развала Союза царил хаос и нищета. Продуктов питания в магазинах не было, денег у подавляющего большинства людей – тоже. Денежная реформа превратила советские рубли в украинские купоны, которые не только ничего не стоили, но и просто расползались в руках из-за того, что были сделаны из ужасной бумаги. Из-за дикой инфляции все стоило десятки и сотни тысяч.

Это трудное и мрачное время я никогда не забуду! Может быть, еще и потому, что тяжелое экономическое положение на Украине совпало с непростой ситуацией в нашей семье.  Отец  как раз в тот момент добровольно решил уволиться из армии и переехать  вместе с мамой  из России в Украину. Мы оказались гражданами разных стран. Разрешения на работу не было, квартиры в Одессе – тоже. Помочь мне тогда, при всем желании, родители не могли. Отец еще оставался какое-то время в России, мама уже переехала к бабушке в Одесскую область.

Мне же первый  год учебы в Одесском музыкальном училище пришлось жить в общежитии, вчетвером с другими студентами: другого выхода не было, так как ездить из Б-Днестровского в Одессу на занятия  было невозможно (около 100 км). Жить такой компанией, два баяниста, скрипач и альтист, в одной комнате было весело, но уединиться и отдохнуть – практически невозможно. Наша комната была перегорожена шкафом, за ним была моя кровать. Я просыпался под звук баяна, а засыпал под шепот и мурлыканье девушек, которые частенько захаживали в гости к одному студенту нашей комнаты.

На второй год учебы в училище мой преподаватель за символическую оплату любезно сдал мне свою вторую квартиру на окраине Одессы. Мои родители к тому времени уже переехали на Украину и мы около четырех лет очень уютно жили в четырехкомнатной квартире.


 Пресса обо мне

Фото: «Двойной концерт» Баха с преподавателем  М.Турчинским и студенческим оркестром

В 1994 году я подготовился и принял участие в республиканском Всеукраинском конкурсе молодых скрипачей. Мой преподаватель возился со мной часами, днями и месяцами. Готовились мы действительно основательно, как к последнему бою. Итог: звание лауреата на конкурсе. Это было тогда круто, все поздравляли нас,  преподаватели и студенты. Впоследствии этот конкурс помог мне поступить в упрощенном порядке (с меньшим количеством экзаменов) сразу на второй курс консерватории. Заслуга такого успеха принадлежала, конечно, не только мне, а, в большей степени, моему преподавателю и моим родителям.

Сказать, что родители поддерживали меня – это ничего не сказать. Наверное, только мною они и жили! Поддерживали и морально, и материально, как могли. Они же купили мне в годы учебы тот инструмент, на котором я до сих пор играю! А в «переходный период», будучи подростком, я  даже считал, что меня сильно опекают, особенно в период моей первой любви. Были и обиды и непонимания – не скрою, но мне не в чем упрекнуть моих родных – они сделали все возможное и невозможное ! Им сердечное и огромное спасибо.

(продолжение следует)

*  *  *

Ближе познакомиться  И. Щепетовым (Igor Shchepetov) можно, пройдя на его персональный сайт:

http://shchepetov.ru

или по скайпе : igorchen13

Пресса обо мне: 2 комментария

  1. История захватывающая, читал с таким интересом, жду продолжения и написано очень здорово.

  2. Многообещающая интрига,о которой писала в комментарии в разделе «Об авторе»,кажется,ещё больше закручивается! Начало личной истории вызвало неподдельный интерес и,скажу честно,симпатию:согласиться предстать в популярном издании «В загранке»,на широкую аудиторию – смелый шаг и, своего рода, риск. Браво! С нетерпением жду продолжения!

Обсуждение закрыто.